Северный нрав в рэп-индустрии

Молодой исполнитель и битмейкер из Печоры Максим Лазин, более известный как Mnogoznaal, в январе этого года выпустил новый альбом «Гостиница «Космос». Участник музыкального коллектива Dead Dynasty сразу попал в топ рэп-исполнителей iTunes, поразив слушателей загадочностью и философской недосказанностью. Гостиница «Космос» — это реально существующее место в Коми — автобусная остановка, которая в представлении Максима всегда была чем-то таинственным и «криповым».

Михаил Костин

Журналистика, 2 курс

Большинству слушателей в России Максим Лазин известен как Mnogoznaal, но мало кто ассоциирует этого молодого и талантливого исполнителя с Республикой Коми. Его творчество нельзя оценить однозначно. Каждый трек — отдельная история с этническим и в то же время меланхоличным настроением. Слушатель прорывается сквозь скрытые смыслы, разделяющие реально существующий город и сюрреалистическое пространство, в котором так легко заблудиться.

Особенность рэп-исполнителя кроется в его читке. Монотонность и безразличие в интонации Максима иной раз показывают его непричастность к происходящим событиям, но в то же время — глубокую осознанность и отчаяние.

На фоне парней из Dead Dynasty Максим выделяется глубокими текстами и специфическим флоу: правильная скорость читки Mnogoznaal, неповторимая техника написания и воспроизведения текста под «качающий» бит поражают своим томным, расслабляющим звучанием. Треки молодого исполнителя заставляют задуматься и погружают в атмосферу меланхоличной рефлексии.

Для фанатов Mnogoznaal выход свежего альбома «Гостиница «Космос» стал приятной неожиданностью. Исполнитель предлагает слушателям погрузиться в вечный холод и отчаяние. Друг музыканта и один из лидеров объединения Dead Dynasty Глеб Голубин, больше известный как Pharaoh, незадолго до выхода альбома, прокомментировал: «Вопиюще родной холод!».

— Ты родился на Крайнем Севере. Повлияло ли место жительства на развитие твоего творчества?

— То, что я родился в Коми так или иначе повлияло на строение мелодий и на саму эстетику моего творчества. Многие думают, что в своих треках я представляю Печору как демонический снежный город, но это не так. В моем представлении Печора — точно такая же, как есть. Мне нравится тихий север, который можно полюбить, только родившись здесь. Но я не преподношу этот город как исчадие ада.

— Ты рад, что тебе было суждено родиться именно тут?

— Да, конечно. Другого места для рождения я бы не выбрал.

— Но ты все-таки хочешь переехать в Москву?

— Я не хочу переезжать, просто я вынужден это сделать. В первую очередь, это связано с рабочей и творческой деятельностью. Признаюсь, я не фанат больших и шумных городов.

— Почему твой новый альбом назван именно «Гостиница «Космос»?

— Релиз посвящен родному городу как раз в связи с тем, что я вынужден его покинуть. Для меня это стало важным событием. «Гостиница «Космос» — название автобусной остановки в Печоре. В детстве она вызывала у меня странные ощущения. Кода я находился там, мне было немного не по себе. Да от одного только названия этой остановки у меня мороз по коже. Оно достаточно абстрактное, «криповое».

— Как парень из Печоры попал в один из самых продвинутых российских музыкальных коллективов Dead Dynasty?

— «Династия» еще не была такой известной, когда я попал в нее. В один прекрасный момент мне пришло сообщение во «ВКонтакте» от Глеба Голубина (Pharaoh). Он сказал, что ему понравились мои треки и отметил, что будет рад видеть меня в их тусовке.

— Что думаешь о новой волне в рэп-индустрии?

— Хорошо, что она появилась — был очень длительный застой в стране. Все очень боялись экспериментировать, так как боялись публичного осуждения со стороны слушателя. Сейчас в России впервые открылись возможности для любых экспериментов в русском рэпе. Но и наплыв исполнителей стал невероятно большой. Это неплохо, ведь конкуренция лишь подталкивает к творческому развитию.

— С каких жанров ты начинал слушать музыку?

— С тех самых кассет, что хранились дома на полках. Если это была зарубежная музыка, то Phil Collins и Genesis, из российских исполнителей — Виктор Цой и ДДТ. Рэп открыл для себя после треков Biggie. Сейчас слушаю несколько различных альбомов в день. Из современных рэперов нравится весь лейбл TDE, Ski Mask. В России мне больше симпатичен ATL, это если не считать своих ребят из «Династии».

— Ты — первый из исполнителей новой волны, кто уделяет внимание этнозвучанию. Не страшно открывать нечто новое для российской сцены?

— Изначально для меня это было весьма интересной идеей, и я старался сживаться с ней очень аккуратно. В первое время я не понимал, как это правильно использовать, чтобы не было перебора. Позже я начинал экспериментировать и анализировать. Почти сразу нашлись люди, которым понравился этот звук, они почувствовали, что я хотел передать своими мелодиями. После этого я осознанно решил вклинивать этнический посыл в свое творчество. Для меня крайне важна связь Родины с музыкой.

— Тебе близка эта культура или это повод словить хайп?

— Нет. Как с этноса хайпануть? (смеется) Вы о таком слышали вообще? Нет, это точно не хайп, мне просто уютно в собственной музыке. Она аутентична, соответствует тому месту, откуда я родом, поэтому она и должна звучать соответствующим образом. У многих исполнителей есть задача сделать свою музыку такой, как будто она записана не в России. Но я бы чувствовал неискренность и недосказанность во всем.

— Есть ли в Коми талантливые исполнители?

— В Коми много талантливых исполнителей, но их творчество очень сложно отследить — информационный вакуум не дает им быть услышанными в большом свете. Кстати, «Гио Пика» я бы назвал достаточно аутентичным исполнителем. Он тоже использует образ Севера в своем творчестве, но в ином направлении. Круто выражать свою точку зрения, свою правду, в этом он мне нравится.

— Как часто посещаешь Сыктывкар?

— В Сыктывкаре я был трижды за всю свою жизнь. Может, поводов слишком мало, но я бы хотел посетить это место снова.

— Многие люди, живущие в Коми, знают тебя, но даже не подозревают, что ты сам родом отсюда.

— Это несколько расстраивает, так как в первую очередь я мечтал об успехе в республике. Думал, что люди, живущие на родной земле, признают меня и сформируют некий бэкграунд для дальнейшего творческого продвижения. Но получилось почему-то в точности наоборот. Я познакомился со всей страной, даже успел съездить на Украину, и только сейчас меня начинают узнавать в Коми.

— Где черпаешь вдохновение?

— Мне всегда есть, что сказать, хоть я не писатель и не поэт. Меня вдохновляет сама музыка, я готов посвятить ей все время независимо от настроения. Я сам пишу биты для своих треков. Весь процесс создания новой песни лежит на мне. Люблю полностью погружаться в работу, это успокаивает.

— Как родители относятся к твоему творчеству?

— Мама и бабушка рады за меня. Возможно, поначалу они относились к этому скептически, но когда это начало приносить доход, они увидели перспективу. Они слушают мое творчество, конечно, им не все понятно. Но учитывая, что они хорошо знают меня, то представляют, что я хочу донести до слушателя.

— У тебя недавно вышел клип на трек «Минус 40», расскажи о съемках.

— Не было возможности снять клип в Коми, поэтому локация подбиралась максимально приближенной к местности республики. Любую съемочную группу, пусть и небольшую, очень сложно вывезти так далеко. Мы с режиссером нашли маленький город и постарались максимально реалистично все обустроить. Клип должен был передать северную атмосферу моего родного края, и, надеюсь, у нас это получилось.

— Получилось, выдал лишь номер на машине.

— Машина попала в кадр неслучайно, это было задумано для того, чтобы полностью не запутать зрителя. Кстати, мы планируем снять в этом году клип на территории республики. Видео будет на песню из нового, еще невыпущенного альбома.

— Кто для тебя слушатели?

— В первую очередь, это люди, поддерживающие меня с самых первых дней карьеры. Эти ребята заставляют меня чувствовать себя не одиноким и даже более того — чем-то большим и нужным для общества. Они мотивируют меня заниматься своим делом, стараться и развиваться в этом нелегком ремесле.

— Как, на твой взгляд, будет развиваться российская рэп-индустрия? Она пойдет по западному пути, как сейчас, либо в ней появится место для некой самобытности?

— Спорное утверждение по поводу западной рэп-индустрии. К примеру, один из самых топовых западных исполнителей Кендрик Ламар весьма самобытен, как и большинство популярных рэперов. Просто многие судят новичков по рейтингу топ-10, составленному одним из крупнейших рэп-журналов за рубежом XXL magazine, но такие исполнители всего лишь «верхушка», есть ребята не хуже и даже лучше.

— Как талантливому человеку из провинциального северного города вроде Печоры донести свое творчество до массовой аудитории?

— Так же, как и человеку из мегаполиса. На мой взгляд, в наши дни нет разницы в местоположении из-за развития интернета. Если человек стоит того, чтобы его слушали, то он должен стараться донести свою идею хоть до кого-то и его обязательно услышат.



comments powered by HyperComments