Много десятков лет прошло с момента окончания Великой Отечественной войны, но боль и скорбь в душах ветеранов сохраняются и по сей день. Все воспоминания о тех ужасах хранятся глубоко в памяти каждого, кто прожил этот «ад на земле». Ежегодно 11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

Карина Гросу

Журналистика, 1 курс

Концлагеря — места, в которые ссылались огромные массы людей во время Второй мировой войны. Концлагеря не зря получили название «лагерей смерти», с 1933 по 1945 год через них прошло около 20 миллионов человек из 30 стран мира, из них около 12 миллионов погибли, при этом каждый пятый узник был ребенком. Для нашей страны — это особая дата, так как около пяти миллионов погибших являлись гражданами СССР.

В память о погибших и выживших ежегодно 11 апреля во всем мире отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Эта дата была выбрана и утверждена ООН не случайно. Она была установлена в память об интернациональном восстании узников концентрационного лагеря Бухенвальд, которое произошло 11 апреля 1945 года. Международный трибунал в Нюрнберге в 1946 году признал, что заключение в неволю мирных граждан иностранных государств, равно как и использование их труда в принудительном порядке в интересах Германии, являлось не только военным преступлением гитлеровского режима, но и преступлением против человечности. Непосильный рабский труд, жуткие условия содержания, побои и издевательства со стороны надзирателей, неоказание медицинской помощи самым негативным образом сказывались на здоровье, продолжительности их жизни и психоэмоциональном состоянии жертв нацизма.

Анастасия Шепс

Студентка Института истории и права, 4 курс

— Концлагеря были созданы изначально как лагеря для пленных военных, — комментирует студентка 4 курса Института истории и права СГУ им. Питирима Сорокина Анастасия Шепс. — В нацистской Германии в концлагеря попадали люди, не угодившие новому режиму национальностью (евреи, цыгане, славяне) или политическими взглядами (коммунисты). Труд заключенных использовался для строительства каких-либо объектов, часто на них ставились медицинские опыты. Над людьми издевались. Да и вообще, зачастую заключенных за людей не считали. Лично мне не рассказывали истории бывшие узники концлагерей. Бывший узник концентрационных лагерей — священник — рассказывал моей маме, что условия труда были адские — на морозе строили железную дорогу. Голод, болезни, лекарств нет, постоянные издевательства и соседство с уголовным элементом. Но он пережил этот ад и был впоследствии реабилитирован.

Verbum пообщался с сыктывкарским фотографом Анжеликой Штепа, которая в 2016 году создала масштабный для региона проект «Наставление» о ветеранах Второй мировой войны и узнал, какие эмоции испытывали ветераны, когда делились своими воспоминаниями о самых страшных годах своей жизни?

Анжелика Штепа

Фотограф

— Работа с ветеранами мне очень запомнились, в их словах было много боли и страданий. Узники концлагерей отличались от военных, служивших на фронте или в тылу, все воспоминания, связанные с теми днями вызывали у них слезы. Большинство из них не хотели рассказывать о произошедшем, любые воспоминания и по сей день вызывают боль, — рассказывает Анжелика Штепа. — После окончания войны к узникам концлагерей не было хорошего отношения, их ссылали, они подвергались гонениям.

Публикуем истории, рассказанные бывшими узниками концлагерей Второй мировой войны из проекта «Наставление».


Яйцева Анна Егоровна, несовершеннолетний узник фашистских концлагерей:

— Война — это голод, грязь и страх. Сколько людей умирало. Бездумно губили детей и стариков. Когда окружили нашу деревню немцы, сказали: «Собирайте стариков и немощных к церкви, там вас определят куда надо!» Так их больше и не видели. Нас оккупировали солдаты из Германии, Италии и Венгрии. Немцы очень педантичные, им что сказали, то они и сделают. Итальянцы сострадали нам, галетами угощали, попусту не агрессировали. А вот венгры очень были жестоки — насмехались, издевались, грабили. Нас отделили от матерей, чтоб мы не мешали их работе. Помню, как вернулись из плена домой в деревню, а все дома сожжены. Жили в погребе, натаскали соломы туда, так и жили. Во дворе была бомба, только через полтора года ее разминировали. А что еще… голод, голод, голод и холод. Мамочка трудилась, крутилась, варила лепешки из травы.

Чечко Максим Филиппович, несовершеннолетний узник фашистских концлагерей:

— С 28 апреля 1944 года находился в концлагере в городе Хемниц в Германии. Жил я там со своей семьей. Я, мама, папа, старший брат и две младшие сестры. Мама работала в яслях, а я уборщиком, ну и был на подхвате по хозяйству. Плохо было, что языка не знали. Часто немцы нас не понимали и поэтому избивали. А сам германский народ довольно доброжелательный. Бывало шел с работы, а меня подзывает человек, молча сует пакет и убегает. Там и одежда, и продукты. Но все тайно, если в концлагере узнавали, что ты пронес еду — сильно избивали. Но, на самом деле, самое страшное началось после освобождения. Нам просто открыли ворота и сказали идти домой. Туда мы добрались только 6 ноября 1945 года. Страшно вспомнить то время. Удивительно, как я дожил до сегодня.

Комаров Семен Тимофеевич, несовершеннолетний узник фашистских концлагерей:

— Служил один год. Три года находился в плену. Бывший узник концлагерей «Освенцим», «Дахау». С ранениями, полученными в лагере «Дахау», был направлен в американский госпиталь, оттуда меня вновь отвезли в «Дахау», а он уже был освобожден. Меня встречали радостно, несмотря на то, что никого не знал, чужие люди обнимали и целовали меня. Мы выжили. В лагерь провели русское радио. Играла «Катюша», какое было торжество!

Фельцингер Анна Игнатьевна, несовершеннолетний узник фашистских концлагерей:

— В 1943 году из Белоруссии меня угнали в Германию. Моталась по многим лагерям, а последним пристанищем стал город Лангельзальца. На самом деле не хочу рассказывать все то, что видела в те годы, через что прошла. 5 апреля 1945 года нас освободила американская армия, повезли на родину. Родиной оказалась Республика Коми.

comments powered by HyperComments