Виктор Семенов

Доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Заслуженный работник Республики Коми, заслуженный профессор Сыктывкарского государственного университета имени Питирима Сорокина
71 год, Ораниенбаум, Санкт-Петербург, Сыктывкар

Вадим Шестаков

Главный редактор медиацентра «Verbum»


Наш рассвет был попозже,
Чем звон бубенцов,
И пораньше,
Чем пламя ракеты.
Мы не племя детей
И не племя отцов,
Мы — цветы
Середины столетья.

Мы цвели на растоптанных
Площадях,
Пили ржавую воду
Из кранов.
Что имели, дарили,
Себя не щадя,
Мы не поздно пришли
И не рано.


Михаил Анчаров
«Большая апрельская баллада»

Мама и папа были участниками Великой Отечественной войны. Потом маму отправили на роды в Ораниенбаум под Санкт-Петербург, а отец еще два года служил на Сахалине. Когда он приехал — я его не узнал.

Папа в 12 лет дошел до Санкт-Петербурга из Тверской губернии и поступил там в училище.

Папа не любил, когда мы с мамой читали книги на ночь. Ему нужно было рано вставать на работу.

После войны маме дали комнату в деревянном доме, у которой не было передней стены. Зимой топили по пять раз, но больше 15 градусов не было.

Во дворе были всегда какие-то сообщества по интересам. Наш был самый благополучный, хотя интеллигенции особенной не было.

Все мое детство прошло в парках Ораниенбаума. Мы очень рано начали ходить в походы, прошли пешком всю Прибалтику, издавали рукописный краеведческий журнал.

Я никогда не думал, что стану археологом. Для меня это были небожители.

Служил я в Заполярье, на границе с Финляндией. У нас в армии была огромная библиотека, я постоянно выписывал журналы.

В аспирантуру студентов брали только с кафедры Истории коммунистической партии, а остальные кафедры набирали для работы в региональных вузах. Поэтому в аспирантуру меня зачислили от Сыктывкарского государственного университета.

Познакомил родителей со своей женой, только когда мы уже расписались.

У меня в семье все археологи, а кто не археологи — историки.

Про Республику Коми я до переезда сюда ничего не знал. Разве что про Воркуту.

Мама до конца жизни не смогла научиться выговаривать слово Сыктывкар.

Когда приехал в Сыктывкар, то подумал — как отсюда бежать.
Не представлял даже, что обойду всю Республику и изучу все как следует.

Я пришел на прием к ректору Валентине Витязевой в рваном свитере, джинсах драных, с бородой. Она выглянула и сказала — зачисляю, даже говорить не стала.

Университет — это не детский сад.

Мне десять лет не давали звание доцента. То галстука нет, то рюкзака нет.

Надо делать свое дело и меньше говорить.

В 1988 году мы ездили в Индию. Там меня поразило, что оборванцы, которые живут в грязи и антисанитарии — все довольные. А у нас все хмурые всегда, чуть не плачут.

Я здесь всегда себя свободней чувствую. Поэтому всегда отказывался в Санкт-Петербург вернуться.

Из года в год студенты не меняются. А люди, они эволюционируют — но только в обратную сторону.

В нашем университете хороший уровень преподавания. Большинство преподавателей учились в Ленинградском университете, закончили там аспирантуру.

Студент-историк — должен быть с головой, должен понимать то, что ему нужно. Ему не обязательно знать все, он просто должен иметь позицию, желание познать мир.

Познать мир — основная цель человека. Интерес — звучит как-то убого. Самопознание выше.

Хорошим ученым может стать только увлеченный человек.

Мне интересно, что думал человек, как он размышлял, а не то, что он написал.

Студенты постоянно учат преподавателя чему-то новому. Преподавателю нельзя врать и всегда верить в свою правоту.

Мой самый любимый поэт — Рильке. Из русских — Есенин, Бродский.

Я рассказываю студентам о том, что сам понимаю в мире.
За это они меня и любят.

Раньше у меня был более школярский подход к обучению.

Археология и этнография — непосильные знания для первого курса.

Единого учебника по истории быть не может. С 90-ых годов мы уже несколько разных концепций преподавали.

Я почти атеист. Но в детстве обе бабушки тайком покрестили меня. Получается, что я дважды крещеный.

Я проработал всю жизнь с лопатой, все-таки я археолог. А огороды и дачи не люблю, мне это неинтересно.

Новые студенты и новые мысли каждый год — стимул продолжать преподавательскую работу. Говорить с кем-то нужно всегда.

comments powered by HyperComments