28 марта в кинотеатры нашей необъятной пустили картину «Мы» Джордана Пила, известного по фильму «Прочь». Произведение вышло сильным, в фильме большую роль играет актуальный для жителей США аспект политики. Мы же рассмотрим символы и их значение в киноленте.

Павел Левицкий

Журналистика, 1 курс

Действие разворачивается в Америке в двух временных промежутках: образца 1986 года и наших дней. Связующим звеном выступает Аделаида — маленькая девочка, получившая психологическую травму в зеркальном лабиринте под символичным заглавием «Найди себя», позднее — мать двух детей и по совместительству — жена. Рассказ начинается с прибытия семьи повзрослевшей Аделаиды в дом близ пляжа. Далее они обнаруживают на пороге четырех загадочных незнакомцев.

Предзнаменование конца

«Мы» — по традиции библейская история. В самом начале картины нас, не стесняясь, отсылают к ней: главный герой, будучи ребенком, натыкается на мужчину с картонкой в руках. На ней написано «Jeremiah 11:11».

Посему так говорит Господь: вот, Я наведу на них бедствие, от которого они не могут избавиться, и когда воззовут ко Мне, не услышу их.

Иеремия 11:11

Свершилось. Заявившие о себе незнакомцы на пороге — доппельгангеры*. Это считывается на примере центральной героини и ее детей: сын играется с неким подобием зажигалки и никак не может зажечь пламя — двойник же страдает пироманией. Дочь не хочет участвовать в соревнованиях по бегу — копия крайне быстро бегает. Аделаида в детстве занималась танцами, но бросила — антитеза с их помощью нашла себя. Тень отца семейства, в отличие от оригинала, агрессивна и менее дипломатична. Данный ход является не только цитированием Библии, но и поднятием проблемы синдрома двойника, который жители США испытывают как нация.

Раскрывать здесь политическую сторону фильма смысла нет — это будет лишь цитированием обзора DTF.

Кролик — ножницы

Кролику и ножницам в «Мы» уделено немало места. Они перекликаются меж собой и являются фундаментальными образами киноленты. Тени орудовали ножницами — «амбивалентным символом творения и уничтожения, жизни и смерти, их непредсказуемости, рока». О схожести кроликов и ножниц заявил сам автор:

— Они двойственные существа: завораживают и устрашают одновременно. Также их уши похожи на ножницы, что пугает меня, — сказал Джордан Пил в интервью The Guardian.

Единственное, чем питались двойники, — сырая крольчатина. Это можно декодировать как еще одно подтверждение того, что тени — темная сторона человека.

Нельзя есть «и зайца, потому что он жует жвачку, но копыта у него не раздвоены, нечист он для вас».

Левит 11:6

Развязка получилось неоднозначной: Пил не столько отвечает на вопросы зрителя, сколько увеличивает их количество. Он вводит попытку логичного объяснения происходящего и неоднозначные твисты, что сыграло только в худшую сторону.

*Доппельгангеры — в литературе эпохи романтизма двойник человека, появляющийся как темная сторона личности или антитеза ангелу-хранителю.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.