Наш студент о том, каково это — быть пилотом аэростата

Мечтаешь увидеть небо с птичьего полета, чтобы ветер развевал волосы, а от вида под ногами дух захватывало? Герой нашей статьи — Александр Холод, студент Института точных наук и информационных технологий СГУ им. Питирима Сорокина — впервые оказался на аэростате в 9 лет, а в 16 уже стал сертифицированным пилотом. Это неспроста — его отец и сестра тоже воздухоплаватели. О единственном в Коми воздушном шаре и особенностях полета Саша рассказывает в нашем журнале.

Дианы Чилфапур

Журналистика, 3 курс

— Каким был твой первый полет?

— В первый раз я полетел на аэростате во время соревнований в Великих Луках. Мне было девять лет, отец взял меня с собой. На тот момент я был еще маленьким и не мог понять полностью происходящее. Позже полеты стали уже осмысленнее. Есть даже забавный случай, который любят рассказывать родители: мои впечатления о полете они узнали из сочинения, которое я написал в школе. Учительница сама удивилась и даже спросила у мамы, что же вызвало такие эмоции у вашего сына.

— А когда ты стал пилотом?

— Удостоверение пилота можно получить в 16 лет, с этого возраста я и пилотирую аэростат самостоятельно. Но здесь не все так просто, как кажется. Требования к пилотам аэростата такие же, как и к пилотам самолетов. Все мы поднимаемся в воздушное пространство. Нужно пройти медкомиссию, сдать теорию, ну и сам полет, конечно. Экзамены в Сыктывкаре не принимают, нужно ехать в центр, который находится в Великих Луках. Там каждый год проходит самое масштабное воздухоплавательное мероприятие России — Международная встреча воздухоплавателей. Кстати, именно Великие Луки называют столицей российского спортивного воздухоплавания.

— Какими знаниями надо обладать?

— Знать надо такие вещи, как метеорология, международные требования к подготовке полета, воздушное право, законодательство и медицину. Пилот должен знать, как оказать первую помощь, где можно поднять аэростат, а где нельзя.

— Ты один поднимал шар в небо?

— Это невозможно, один человек поднять шар в небо не сможет, нужна команда. Все оборудование весит порядка 350-400 кг, поэтому перевозится только прицепе. Особенность нашего летательного аппарата, как и всей сверхлегкой авиации, в том, что он разборный, то есть собирается непосредственно перед полетом. В нем все продумано по технике безопасности. Если бытовые баллоны в пустом состоянии весят 25 кг, то наши полные — около 20 кг. А их в корзине четыре. Обязательно привязываем аэростат перед стартом, чтобы он сразу не улетел. Сама оболочка весит 120 кг. В небо шар может поднять от 250 до 360 кг, помимо своего веса.

— Сколько нужно времени для подготовки к полету?

— Шар раскладывается примерно за полчаса, собирается и поднимается. На соревнованиях, например, подготовленная команда собирает аэростат за 10-17 минут. Используется вентилятор для наполнения оболочки воздухом. Потом он подогревается горелкой до температуры в 100 градусов. Как только появляется подъемная сила, оболочка становится в вертикальное положение. На протяжении полета поддерживаем температуру в оболочке в 120 градусов. Газа хватает на 2,5-3 часа. Заправляем баллоны на газовой заправке в Сыктывкаре. Баллоны сертифицируются, проходят техническое обслуживание. Для самого шара используется специальная воздухонепроницаемая ткань — лавсан. Как практика показала, это одна из лучших тканей. Бывают механические повреждения от деревьев или неосторожных пассажиров, но чтобы в воздухе лопнул шар — такого не бывает. Объем шара — 2550 м3, выше пятиэтажного дома, 20 метров в высоту, плюс горелка, корзина. Итак, чтобы получить час удовольствия от полета, надо приложить массу усилий.

— Почему в Коми не особо развит этот бизнес?

— Одна из главных причин — сложная географическая ситуация. Много лесов и недостаточное количество полей. Вторая причина — сложность коммерциализации полетов. Необходимо сообщать о полете в аэропорт с данными о том, откуда и куда летишь — воздушное пространство полностью контролируется. Нужно согласовать заявку в службе движения, они контролируют очередность и направления. Бывают отказы, когда все занято.

— ЕСТЬ ЛИ У ТЕБЯ СВОЙ АЭРОСТАТ?

— У нас с сестрой общий шар — «Петровский». Ему уже более 20 лет. Он старше меня. Когда мы летаем, случаются такие ситуации, что в корзине сразу два пилота. И даже если ты не управляешь самостоятельно, то все равно получаешь опыт. Плюс в любом случае — это полет, а ощущения от него непередаваемые.

— БЫЛ ЛИ СЛУЧАЙ В НЕБЕ, КОТОРЫЙ ЗАПОМНИЛСЯ?

— В 2016 году мы ездили на Чемпионат мира среди молодежи по воздухоплаванию в Литву. Я был штурманом в команде сестры. Мы летели над полем и вдруг выскочили зайцы. Они были невероятно огромными, я сначала подумал, что это олени. Меня это очень удивило. Отец попадал в страшные ситуации, когда во время полета менялись погодные условия: тучи, молнии, ливень. Я в такие переплеты не попадал. Но бывает такое, что садится некуда. Если пролетел поле и знаешь, что впереди нет ничего похожего, то приходится садиться на дорогу. Поэтому нужно хорошо знать местность, по которой летишь.

— Значит, полеты бывают опасными?

— Это только кажется, что полет в аэростате экстремальный. На самом деле перед отправлением всегда думаешь головой. Человек летающий — человек думающий. Тебе дорога своя жизнь и жизнь пассажиров. Бездумно не летают. Воздухоплавателей у нас в России сейчас где-то 350-400 пилотов, а в соревнованиях участвуют порядка 150 человек.

— ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА ШАРЫ В НЕБЕ СТАЛКИВАЮТСЯ?

— Мы называем это «поцелуем». Шары не врезаются, они касаются друг друга оболочками. Это не опасно. А вот если корзиной по оболочке заденет, то может порвать.

— КАКИЕ ЭМОЦИИ ИСПЫТЫВАЮТ люди во время первого полета?

— Новичкам страшно, когда аэростат отрывается от земли и садится на нее. Но как только мы поднимаемся в пространство, все говорят: «О! Красота какая!». Час проходит незаметно, пассажиры этому очень удивляются.С пассажирами, для которых полет происходит впервые, проходит обряд посвящения, но всех секретов раскрывать не буду. Попробуйте и все узнаете сами.

— Полеты — это твое хобби или заработок?

— Для меня это хобби, переходящее в заработок. Часто полеты заказывают из романтических соображений. Каждый третий полет можно наблюдать предложения руки и сердца. Честно говоря, в такие моменты становится чуть-чуть некомфортно: будто кто-то за тобой наблюдает. Полеты занимают большую часть моего времени, особенно в летний период. В свободное время я обычно занимаюсь программированием.

— КАКОЕ САМОЕ КЛАССНОЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ПОЛЕТА?

— Сейчас. Осень — самое красивое время года для полетов.

— ПОЧЕМУ ТОГДА ЛЕТОМ ПОЛЕТЫ ПОПУЛЯРНЕЕ?

— Зимой много снега. Вне города его не убирают, а сугробы осложняют полеты. Шар надо где-то разложить, а потом где-то приземлить. Сесть в сугроб, конечно, можно, но будет проблематично шар оттуда вытаскивать. Да и зимой нет особо желающих. У людей есть ошибочное представление, что в полете нереально холодно. Даже летом клиенты спрашивают, нужно ли брать с собой зимние вещи.

— А надо?

— Нет, наверху так же, как на земле. Шар поднимается на высоту от 300 до 1500 метров.

— Ты сам участвовал в соревнованиях?

— Как пилот — нет, только в составе команды или в роли штурмана. Сейчас нет особого желания участвовать в соревнованиях. Спортивная часть этого дела меня перестала интересовать.

— А что интересует?

— Мне просто нравится само ощущение полета. Появляется чувство свободы. Ничего не грузит. Вы летали когда-нибудь? Нет? Вот когда полетите, вам захочется еще и еще.

Материал подготовлен специально для журнала Verbum


Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.