Эксперт Олеся Львова о том, как работает тандем «волонтёр-государство»

Олеся Львова − руководитель образовательных программ ресурсного центра «Мосволонтёр». Это добровольческая организация, созданная объединёнными усилиями государства и волонтёров. «Мосволонтёр» образован при поддержке Департамента культуры Москвы 21 февраля 2014 года для популяризации и развития добровольческой деятельности в столице. Сегодня «Мосволонтёр» – это точка входа всех волонтёрских инициатив Москвы. В Сыктывкар Олеся Львова приехала в качестве спикера второй региональной осенней школы добровольчества.
— Что подтолкнуло Вас стать волонтёром?
— Для себя я обычно разделяю понятия «волонтёр» и «тот, кто управляет процессом». В последнее время я отношу себя больше к последним. Но я тоже «волонтёрила»: занималась организацией крупного международного проекта для иностранных гостей. Мы устроили для них обширную культурную программу, позволившую гостям погрузиться в русскую культуру, узнать её особенности. Это была «Европейская конвенция ротерианской молодёжи», где я работала именно как волонтёр. Сейчас я занимаюсь организационной деятельностью и образовательными программами для волонтёров.

IMG 3725
— Назовите особенности государственной модели волонтёрства. Чем она отличается от негосударственной?
— Одна их задач государства это − регулирование общества и направление его в нужное русло. Одно из таких «русел» − это волонтёрская деятельность. «Мостиком» между волонтёрами и государством являются некоммерческие организации, которые упорядочивают добровольческую деятельность. Поэтому для государства важно, чтобы такие организации развивались. Государственные учреждения могут сами заниматься развитием волонтёрства. Они во многом дублируют функции некоммерческих организаций, но имеют дополнительные ресурсы для развития данной деятельности. Есть и другая стратегия, когда государство передает свои полномочия некоммерческим организациям. Это уже высший уровень. Подобная модель применяется в Европе. Допустим, есть департамент, одной из задач которого является развитие добровольчества. Чтобы решить подобную задачу и создается организация, которая занимается только волонтёрством, как, например, «Мосволонтёр» в Москве. «Мосволонтёр» может непосредственно работать с волонтёрами, а может оказывать ресурсную поддержку и развивать волонтёрскую деятельность. За счёт этого получается больший охват. Вот в этом и разница.
— «Мосволонтёр» включает в себя несколько образовательных проектов, таких как «Школа волонтёрства» и «Центр подготовки спортивных волонтёров». Чему обучают новичков? Какие образовательные программы существуют для волонтёров разных направлений на государственном уровне?
— Всё зависит от направления. Мы можем готовить волонтёров к конкретным событиям, таким, как чемпионаты мира, Олимпиада и другим, где у волонтёра есть свои чёткие обязанности. Мы как раз недавно обучили 2000 волонтёров и управленческий состав к 70-летию Победы. В рамках таких масштабных мероприятий важна организация, чтобы каждый волонтёр понимал, что от него требуется. Существует и специализированные виды обучения. Волонтёров обучают, как работать в группе, как ухаживать за подопечными. Существуют также мотивационные школы. Так как большинство волонтёров — это всё-таки молодёжь, им важно чувствовать динамику развития. В таких школах ребята саморазвиваются, ставят перед собой новые задачи.
Кроме того, у каждой группы есть свой куратор, который должен следить, чтобы у его подопечных не случилось «выгорания». Он помогает разрешать психологические проблемы, если они имеют место быть. Но это относится уже к подготовке тим-лидеров.

IMG 3684
— «Мосволонтёр» базируется в столице. А существуют ли проекты и если да, то какие, которые предусматривают сотрудничество с другими регионами России? Возможно ли такое сотрудничество?
— Была попытка сделать «Добрую Коми» по аналогии с «Доброй Москвой». Это проект помощи детям-сиротам. Ещё мы передаем свои образовательные технологии в рамках различных школ, приезжая в другие регионы для обучения. Взаимодействие регионов становится более заметно во время спортивных событий, когда все объединяются для решения одной задачи, как, например, во время Олимпиады в Сочи.
— Свою работу «Мосволонтёр» начал в 2014 году. Каких результатов Вы сумели достичь?
— Сам по себе «Мосволонтёр» — это уже маленькая победа. Даже не маленькая. Большая! Практически ни одно событие в городе не проходит без него, даже понятие «волонтёр» ассоциируется с ним. Если «Мосволонтёр» что-то делает, то делает это системно и регулярно. Каждый отдел, каждый специалист занимается целенаправленно развитием своего направления. Когда все концентрируются на чём-то одном, результаты получаются лучше. Нам есть чем гордиться, так как за год у нас уже сложилась своя система, своя структура. И такая организация работы приносит свои плоды.
— Как Вы считаете, союз добровольчества и государства — это хорошая идея? Возможно ли подобную модель воплотить у нас в Сыктывкаре? И что нужно волонтёрской организации, чтобы получить государственную поддержку?
— Деятельность волонтёра никак не регламентируется, его помощь осуществляется на добровольной основе, поэтому его бюрократия никак не затрагивает.
Как появился «Мосволонтёр»? Сначала было создано волонтёрское движение «Мосволонтёр» при поддержке Департамента семейной и молодёжной политики в связи с большим количеством событий, где требовалось большое количество волонтёров для их организации. Далее, в 2013 году прошёл Год волонтёра в Москве, который позволил активизировать добровольческую деятельность в городе и выстроить работу с некоммерческими организациями. И только после этого появилась потребность создать учреждение, которое будет регулировать всю эту деятельность, и были выделены необходимые ресурсы. Сначала была деятельность. Затем — организация.

IMG 3713
— Чему Вы планируете научить участников «Осенней школы добровольчества»?
— У нас с Юрием Сергеевичем (Белановским – прим. ред.) сложился хороший тандем: я больше сконцентрирована на системных и структурных вопросах, а он рассказывает о прикладных вещах, которые будут полезны участникам в их волонтёрской деятельности. Мы передаем опыт и ставим перед участниками цели, к которым им нужно стремиться. Я надеюсь, что у них сложится новое видение волонтёрства.
— Знакомы ли вы с проектами добровольческих организаций Республики Коми и Сыктывкара. Если да, то с какими?
—Во время обучения я узнала о некоторых проектах по рассказам участников. Они сильно отличаются друг от друга: есть проекты государственного уровня, есть те, что создаются в школах.
—Оцените, пожалуйста, уровень развития добровольческих организаций Республики Коми?
— Оценивать очень сложно, так как участники представляют собой разный контингент: от учителей до управленцев. Соответственно, проекты тоже разного уровня. Всё очень неоднозначно. Но у всех проектов есть потенциал. Проект как человек. А у всех людей есть потенциал.
— Что нужно российскому добровольчеству для дальнейшего успешного развития?
— Чем выше уровень развития человека − тем меньше у него проблем. Все проблемы, которые окружают нас − это последствия человеческого поведения. Сироты, пожилые люди, брошенные своими детьми, бродячие собаки, когда-то бывшие домашними любимцами.… Всё это зависит от уровня общественного сознания. Прежде всего, нужно начать с себя. Если каждый начнёт с себя, то не придётся никого воспитывать.

 Дарья ЮДИНА
Фото Яны КРАПИВИНОЙ

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.